0 208

Я хочу, чтобы общество имело объективную картину о том, как у нас выполняются поставленные задачи

Я хочу, чтобы общество имело объективную картину о том, как у нас выполняются поставленные задачи

Алексей Кудрин, председатель Счетной палаты РФ:"...у нас отсутствие стратегического управления".

А. Венедиктов , главный редактор «Эха Москвы» ― Алексей Леонидович Кудрин, глава Счетной палаты. Я не знаю, поздравлять Алексея Леонидовича. Счетная палата — это…

А. Кудрин― Вполне отличное место для дальнейшей работы.

А. Венедиктов― Для чего? Для вас.

А. Кудрин― Для работы с правительством. Мониторинг выполнения стратегических целей. Перестройка работы Счетной палаты… анализа, скорее всего, процессов на анализ оценки результата работы как министерств, государственных программ, правительства. В этом смысле я хочу, чтобы общество имело объективную картину о том, как у нас выполняются поставленные задачи.

 

А.Кудрин: Нам нужно какие-то правила менять и скорость решения ускорять в два-три раза

А. Венедиктов― В этой связи, выступая сегодня на завтраке Сбербанка, одной из главных целей, казалось бы, должна быть цель экономическая, экономические реформы. Вы сказали, что, тем не менее, главное, ну не волшебная палочка, не ключик, это реформа государственного управления. И аудитория проголосовала за реформу государственного управления. Почему?

А. Кудрин― Потому что, во-первых, государственное управление определяет те вызовы и цели свои…

А. Венедиктов― Нет, что не так сначала.

А. Кудрин― Строго говоря, у нас отсутствие стратегического управления. В достаточно строгом смысле этого слова. Потому что я назвал это, стратегические задачи предыдущего периода не выполнены. Ни по росту ВВП, ни по росту производительности, ни по доли инновационной экономики. Ни по росту реальных доходов населения. Это главное. За второстепенное отчитались. Вроде они на слуху. Тоже важно, безусловно. Но стратегически не выполнено.

А. Венедиктов― И никто не заметил.

А. Кудрин― И это никто не заметил. Если я спрошу, знаете ли вы, какие госпрограммы как выполнили каждый из министров, хоть на 30, на 50 или на 70 процентов – это тоже никто не слышит. Это важнейшее качество любого государственного управления – целеполагание, ресурсы на это тратят, деньги налогоплательщиков. То, что сделано министром или правительством. Поэтому это важный блок. И аудит или как мы говорим оценка результатов управления и программ, потраченных государственных ресурсов с точки зрения результата – важнейшая функция Счетной палаты. Прописанная, кстати в законе. В законе о Счетной палате сказано: оценивать реализуемость и результативность выполнения стратегических целей, государственных программ, других стратегических документов. Там есть и другие моменты. Количество регулятивной практики в области разных — финансов, земле, в недвижимости, в управлении госпредприятиями. Во всех сферах, недрами и так далее. Есть регуляторная практика. То есть выдача лицензий, установление определенных правил. Они настолько чрезмерны, настолько перегружены контрольные функции, непрерывная контрольно-надзорная деятельность просто терроризирует эти предприятия. Иногда от государственных ресурсов теперь шарахаются. Потому что знают, что это фактор риска для бизнеса. Поэтому я говорю, что регулятивная практика и контрольно-надзорная деятельность существенно требуют перестройки. Чтобы стать более комфортной, безопасной и ориентированной на профилактику рисков. А не на создание этих рисков для компаний. Кадровая политика, качество чиновника, его неэффективность, перегруженность, нету строгих компетенций, нет в хорошем смысле профессиональной карьеры. То есть она не определена, он все время в неопределенности присутствует. Живет. В этом смысле сегодня есть совершенно четкие модели управления кадровой ситуацией, ростом, переобучением, повышением навыков, чтобы эффективность каждого чиновника стала минимум на 30% лучше, а лучше всего в два раза.

А. Венедиктов― А это измеряемая вещь?

А. Кудрин― Да. Это измеряемая вещь. Мы можем говорить через целый ряд показателей, начиная от так называемых затрат на государственное управление до опять же результатов, выполнения KPI каждым министерством, каждым чиновником. Каждым подразделением. И поэтому кадровая ситуация тоже требует перестройки. Цифровизация госуправления, которое может в разы ускорить принятие любых решений. Создание единой платформы государственной по управлению. Цифровой платформы. Где каждое министерство друг с другом будет не обмениваться письмами или запросами на какую-то информацию, это будет единая платформа, где каждый чиновник может из нее взять то, что нужно. По специальному протоколу. И скорость принятия решений каждым чиновником любого министерства с использованием платформы информации всего правительства в широком смысле слова просто ускорится в несколько раз. Это не будет перепихивание документов между собой.

А. Венедиктов― А вы согласны, что вам так очень аккуратно возразил Сергей Собянин. Который я напомню, возглавлял и аппарат правительства в свое время и администрацию президента. О том, что как раз федеральные чиновники, федеральные решения должны поспешать медленно.

А. Кудрин― Здесь я бы перевел его в слова, что да, правила игры должны меняться как-то предсказуемо. Да, действительно и для бизнеса, и для чиновников регионального уровня, прежде всего для бизнеса и граждан, чтобы они все время не приходили каждый день и не требовали какие-то новые подходы, новые требования не выдвигали. В этом смысле скорее больше полномочий нужно передвинуть вот  тех принимаемых решений на уровень субъекта. Это я полностью согласен. И в этом тоже часть перестройки этой регуляторной и контрольно-надзорной и управленческой практики. Согласен. Но, кроме того, все-таки нам нужно какие-то правила менять и скорость решения все равно ускорять в два-три раза. Потому что мы сейчас опаздываем за текущими трендами мировой политики, перестройки экономики, принятия новых правил. Например, вы не успели пересмотреть технические требования к продукции. Всё, у нас не может быть в стране внедрены определенные виды технических совершенных современных компьютеров, правил или алгоритмов. Мы отстали уже от мира. Мы даже не разрешили применять у себя на территории, потому что все новые цифровые технологии требуют новых стандартов. И пользование ими и защита граждан от неправильного использования или кибер так называемых угроз и прочее – это все новые стандарты. Если мы их опоздали, то мы можем на 3-5 лет опоздать и целый пласт новых технологий не успеть внедрить. Это пример как бы…

А. Венедиктов― Я заметил, когда вы сказали, что вы на встрече с президентом говорили, и президент сказал: да, надо будет понаблюдать за правительством. Как министры слегка поежились. Можете расшифровать, что имел в виду президент, чтобы было понятно.

А. Кудрин― Мы имели в виду, что те наработки ЦСР, которые сегодня сделаны, то они не погибнут, то есть не будут забыты, а мы вернемся к ним шаг за шагом в виде или предложения правительства это будет или предложение ЦСР по-прежнему. Они все равно попадут на стол президенту и еще раз взвесим. То, что не попало сейчас в те указы и…

А. Венедиктов― Интересно про указы. Я хотел спросить. Вы сами говорите о том, что майские указы шесть лет назад никто не замерил цифровое их выполнение. А вот этот майский указ – его ожидает та же судьба?

А. Кудрин― Нет, сейчас я хочу сказать, что он очень амбициозный. Непростой. Я приоткрою завесу, что были обоснования определенных показателей, президент в некоторых случаях поставил более высокую планку.

А. Венедиктов― Увеличить.

А. Кудрин― Да. Начиная от продолжительности жизни до доли инновационной экономики и так далее. То есть чуть-чуть где-то везде повышал планку. А мы об одной цифре говорили о снижении бедности, — он ее тоже увеличил. В общем, такой подход. И это создает новые может быть требования более амбициозные, чем даже были разработаны. Это по некоторым позициям произошло. Но вот правительство должно теперь написать план, поэтому я бы сейчас не стал оценивать уже до конца исполнение, я бы послушал, что скажет правительство. Пока то, что говорит правительство здесь еще не позволяет сказать, что все эти амбициозные задачи будут достигнуты. Мы ждем этих решений. Потому что правительство ключевые решения еще свои не объявило. Но это понятно. Потому что правительству две недели, и правительство должно все-таки консолидированные какие-то вещи, решения принять. Даже если они были подготовлены предыдущим правительством, там есть очень чувствительные и очень такие затратные шаги. Которые они между собой должны…

А.Кудрин: Это не будет перепихивание документов между собой

А. Венедиктов― Вот по налогам. Поймали Силуанова, вернее поймали аудиторию, которая неправильно трактовала Силуанова. Я тоже услышал, что внутри налогового мешка будет меняться. Вы поняли, что это будет существенно. Потому что вы сразу заострили на этом внимание.

А. Кудрин― Да, я знаю, какие идут дискуссии. Действительно, не знаю конечного результата. Я думаю, нынешнее правительство определится. Но я предполагаю, я знаю, какие ведутся дискуссии. Я обещал пока не выносить. Пусть правительство определится. Поэтому я знаю, что может быть налоги будут изменены. Не буду говорить, как. Затем…

А. Венедиктов― Это для бизнеса или физических лиц? Это важная развилка.

А. Кудрин― Давайте я сейчас не буду на это отвечать.

А. Венедиктов― Хорошо, а ваша позиция. Давайте не про них, а про вашу позицию. Если признать, что налоговая система нуждается в настройке, предположим, ваши советы правительству.

А. Кудрин― Четко сформулирован во всех документах ЦСР и в моей статье, по-моему, это было то ли в «Коммерсанте», то ли в «Ведомостях». О том, что… В «Коммерсанте» — что ЦСР предлагает не повышать налоги. Остаться на тех же ставках. Но мы действительно предлагали уменьшить определенные льготы по налогам. В ряде сфер, отраслей, где мы не видим, что они существенно сыграют на рост. Все подчинить темпам роста. И тогда ресурсами распорядиться, в том числе налоговыми льготами, это тоже ресурс, иначе. Где-то их увеличить, а где-то уменьшить. Вот собственно, мы говорили: ставки не повышать. Я вчера еще раз зафиксировал в своем выступлении. Если нам не хватает ресурсов, лучше на пять долларов изменить цену отсечения для бюджетного правила, это примерно 450 млрд. рублей в год. Это примерно полпроцента ВВП. И сохранить это на шесть лет. 
Это неплохой серьезный ресурс. Который компенсирует неповышение какого-то налога. У нас еще приводились примеры о том, чтобы на полпроцента повысить дефицит бюджета по сравнению с нынешним бюджетным правилом. Это еще полпроцента. Один процент ВВП дает 940-970 млрд. рублей сегодня. Это почти триллион. То есть триллион рублей у нас в кармане без рисков для макроэкономики, притом, что триллион я имею в виду в год…

А. Венедиктов― Я понимаю.

А. Кудрин― Притом, что вчера сказала Эльвира Сахипзадовна, отвечающая за макростабильность, что это, в общем, допустимые шаги. Это контролируемые риски макроэкономики, но только в обмен на реформы. Если мы все увидим, что реформы проводятся, тогда это не снизит доверие бизнеса к такого рода шагам по ослаблению политики. И не повлияет серьезно ни на инфляцию, ни на что.

А. Венедиктов― Последний вопрос, Алексей Леонидович. Сегодня не звучало и в вашем выступлении то, о чем вы говорили раньше. Это судебная реформа. Вы говорили о том, что доверие такое…, в смысле к правительству, что суды должны это корректировать. Не звучало вообще.

А. Кудрин― Я сегодня просто себя корю, что я это не поставил в список вопросов. Потому что так получилось, фокус был выбран о полномочиях правительства. Судебная реформа – не полномочия правительства. Но это важнейшая и если говорить о приоритетах, то с этого нужно начинать. Или вот эти три моих приоритета, они на чаше весов, судебная даже важнее. Из всех трех приоритетов, потому что это дает новую свободу бизнесу. Защиту от любых посягательств, от наездов, от госмонополий. От административного ресурса. Если бы она независимая и качественная. И тогда это был бы новый кислород для экономики.

А. Венедиктов― А кто ее должен делать?

А. Кудрин― В данном случае судебная реформа в руках законодателя и отчасти судебной системы. Хотя она исполнитель, но сегодня так получилось, что судебная система генерирует большинство изменений.

А. Венедиктов― Да.

А.Кудрин: Строго говоря, у нас отсутствие стратегического управления

А. Кудрин― Но даже в каких-то вещах она тоже ограничена. Там где силовики выстроились и не дают определенные шаги, в том числе в части дополнительной зависимости от судебной системы сделать. ЦСР подготовил свой план работ, реформ. Более того, он обсужден с президентом и судебным сообществом. И  с Верховным судом. Часть этих предложений, треть озвучены сегодня. Но две трети находятся, скажем так, в некоторых разногласиях. Хотя судебное сообщество в большинстве его поддерживает. И я уповаю на то, что мы не завершили этот процесс, что мы находимся в этом процессе дальнейшего продвижения его. Я сегодня об этом повторяю, нужно было сказать. Но это не полномочия правительства.

А. Венедиктов― Спасибо большое. Алексей Кудрин был в эфире.

 

Источник: https://echo.msk.ru/programs/beseda/2208992-echo/